Свежие комментарии

    Ради службы в армии парень сбросил 50 кг лишнего веса

    То есть Вам этот альбом не очень нравится? Да и отношения в группе были уже напряженные. Альбом немного наивный по текстам и по музыке, потому что я был очень романтичен в тот момент. Потом у Сереги что-то началось с головой, он все время уходил в себя, и достать его оттуда было невозможно.


    У ребят в подвале была репетиционная база, там мы общались, а потом и играли вместе. Для меня была важна идея. На первом концерте в «Метелице» с нами ещё играли Сергей Чесноков и Лёша Никаноров. Первый был в институте Мелиорации.

    Ради службы в армии парень сбросил 50 кг лишнего веса

    Phillips, что ли… Воткнули его в пульт и зафигачили. У Димы в то время уже был разлад с Сергеем. Мы репетировали новые песни ещё с Черняковым и Кудишиным, на гастролях. Это был тот материал, который позже вошёл в «Попытку к бегству».

    Добавить комментарий:

    Житель Кемеровской области ради службы в армии похудел на 50 килограммов. В интервью журналистам «РГ» молодой человек рассказал, что для того, чтобы его призвали на службу в Вооруженные силы РФ, ему необходимо было сбросить минимум 40 килограммов. В настоящее время его вес равен 80 кг. Парень надеется, что он сможет попасть в осенний призыв, который в России стартовал в начале октября.

    Они имели место быть, только если мы с Митей были в соавторстве

    По данным СМИ, представители спецслужб занимаются розыском трех боевиков ИГ, которые планируют устроить крупные теракты в метро Санкт-Петербурга и Екатеринбурга. Предполагается, что они должны прибыть в Россию под видом туристов.

    Игорь Куприянов в этом году отмечает двойной юбилей — 50 лет на белом свете и 35 на сцене. Путь, пролёгший через эти годы, не был простым и лёгким, но тем интереснее было общение с артистом. Музыкой я занимаюсь очень давно — лет с одиннадцати, и к четырнадцати у меня уже была своя группа.

    У них была своя команда — Млечный Путь, где играли Алик, Крустер и Джон. И у них был какой-то конфликт со шпаной. А я там жил. Как-то иду и смотрю, что наших — волосатых — пытаются обидеть.

    В общем, подружились. Первая группа была в школе, а после её окончания я собрал новый состав и назвал её Афалины. Потом меня призвали на службу и, когда я пришёл из армии, то стал опять заниматься музыкой. Он-то и познакомил нас с Димой Варшавским. И Вы с Варшавским сразу стали играть вместе? А на барабанах играл Андрей Родин, впоследствии он выступал в «Тайм-Ауте». И как только мы заиграли на репетиции, я понял, что это – Deep Purple.

    Мы в этом составе записали кассетный альбом «Знамя Мира» (или «Светлый Металл»). И уже после этого мы приступили к записи гиганта «Переступи порог». Мы писали его на базе в ДК имени Павлика Морозова на улице 1905 года на какой-то фирменный портативный журналистский стереомагнитофон. Я понял, что у меня нет шанса сказать «не готов», иначе поезд уйдёт. И я в студии за один дубль спел эту песню. Как на концерте.

    На музыку он не влиял никак. Единственно, когда мы в Йошкар-Оле сдавали программу, он попросил нас не играть «Дьявол во плоти». А как комиссия ушла в буфет подписывать бумаги, мы всё-таки грянули «Дьявола», чем чуть не завалили программу.

    Приезжали в город, и на отстройке аппарата репетировали

    Мы были на гастролях в каком-то городе, и я на «Ночь» написал стихи. А Дима переписал отдельные слова и предложения, и стал автором стихов, а я стал соавтором. Концерт в Мадриде игрался классическим составом? Да, для Кудишина это был последний концерт. И Диму не устраивало то, что музыканты с неохотой ко всему этому подходили. Чёрный Кофе не был уже такой группой, как с Черняковым и Кудишиным.

    Я так понял, что у Димы уже было мало идей для новых песен, а Боря ему на ухо пел, что нужно вот это, вот это и вот это… Я вообще был против клавиш, если честно, но так оно случилось. В 1990 году первый номер русского Метал Хаммера анонсировал Ваш сольный альбом.

    Я хотел издавать его, оставаясь в формате Чёрного Кофе, о чём и сказал Варшавскому. Я сказал, что уходить из группы не собираюсь, но мне интересно выпустить сольный альбом, и я над ним работаю. Я очень тонко подходил к этому вопросу, поскольку у Димы было постоянно уязвленное самолюбие оттого, что я что-то делаю помимо группы. И это мне тоже не нравилось, потому что нужно было делом заниматься, а не чьим то самолюбием.

    А потом я привел в группу Олега Авакова — это офигенный музыкант, сделавший классную аранжировку для песни «Леди Осень». Собственно, после этого песня заиграла и зазвучала. Да, она была сделана еще со мной. Мы эту песню играли на концертах.

    А Олег привел клавишника Сабетова, уже после того, как Долгих и Перцев ушли. Этот состав на самом-то деле был хороший, потому что Аваков очень талантливый музыкант и очень мощный гитарист. А разве так было не с самого начала? Но Митя решил уйти от него и просил моей помощи в этом деле. Я не отказался, потому что мы с Митей дружили.

    Когда всё закончилось, то Митя, отсидевшийся в Одинцово у своей подружки, получил все бразды правления в свои руки и крайне изменился. Он стал очень сложным, и наверх вылезло всё то, что так тщательно скрывалось ранее. Я Диму увещевал, пытался ему объяснять, что так нельзя.

    И после этого у Вас началась сольная карьера? И на следующий день вышла статья в «МК», что я лжец, что никто со мной из Чёрного Кофе никуда не ушел, и все эти музыканты вместе с Варшавским ездят на гастроли. Да, я оставил их в группе. И помогал мне в этом Виктор Котелевский — мой старый друг, который был клавишником ещё в Арсисе и Рок-Аппетите. А жили они в Азербайджане. И когда там началась заваруха, то они с тремя детьми еле ноги оттуда унесли.

    Я, честно говоря, в полном ахе был от этого всего… И, по-моему, именно он привел барабанщика Андрюху Перцева. Он уехал в Америку в 1993-м году, когда альбом был уже готов, и его оставалось только записать.

    Читать еще:

    Comments are closed.